?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry




Проблема определения положения тех или иных политических сил в политическом спектре всегда вызывает много путаницы, споров, непонимания в многочисленных дискуссиях.

Многие даже отказываются от самого этого деления на «правых» и «левых» и предпочитают просто называться и называть те или иные политические силы и идеи их собственными именами или пропагандистскими штампами.

Нередко путаница «правых» и «левых» начинается с того, что обсуждение ведётся не с простого: с «откуда есть пошла» данная система деления на два политических лагеря и ху из ху «правый» и «левый» в многолетней пропаганде, кого обычно называют «правым», кого «левым», а сразу с какой-то неопределённой точки отсчёта.



Споры идут обычно в ракурсе, кто «левее», кто «правее». Кто по отношению к кому «правый» или «левый»? Какие ценностные идеи делают того или иного политического персонажа «леваком» или «правым»? Потому что существует очень много самых разных новых идейных течений, огромное количество эклектических концепций и доктрин, ревизионистских взглядов на ту или иную политическую организацию, программу, идеологию.


Зачем это людям вообще нужно? Чтобы определить «понятие политического»: понять «кто я» и «кто оппонент» в истории, в текущей современной политической реальности. Какие ценности отстаивать, каким противостоять, к каким идеалам стремиться.

Но продолжим с путаницей. Особенно усиливается разноголосица по поводу левых и правых, когда начинают использовать многочисленные графические схемы политического спектра вне авторских работ, в которых они были использованы. То есть дефиниции правых и левых идут «от картинки», вне авторского текста, теории, политической системы, к которой она была приложена.

И вот недавно я натолкнулся на интересную статью «Теория правой относительности» https://vk.com/great_and_sovereign?w=wall-32176202_57004 , в которой автор разобрал именно такой конфликт и показал несостоятельность споров в отрыве от конкретного разбора графических построений политического спектра. Там подробно разобраны варианты широко и часто безответственно использующейся в объяснении политического спектра диаграммы Нолана. Автор описал преимущества такого моделирования политического спектра, и выразил критические сомнения по поводу уместности её использования, как универсальной.

Меня же выводы данной работы подвигли пойти немного дальше. Я задался вопросом: насколько оправдано использование многоосевого пространственного моделирования в духе Нолана в политическом спектре, как оно коррелирует с объективной реальностью, с настоящим положением дел левых и правых?

Сама диаграмма Нолана и её варианты вводят многих в заблуждение уже по той причине, что данная пространственная модель включает больше осей координат, нежели первоначальная ось «левые»/«правые».

Смотрим на диаграмму Джерри Пурнеля - вариант схемы Нолана (рис. 1).




Рис. 1

У нас получаются уже не просто левые-правые, а сектора в которых расположены какие-то разные правые и какие-то разные левые: условно - верхне-левые, нижне-левые, верхне-правые и нижне-правые. В реальности же, верхне-правые считаются у нижне-правых - левыми: коммунисты те же. Также и для верхне-левых верхне-правые - левые. Для самих же верхне-правых - нижне-правые - правые, верхне-левые тоже правые, а нижне-левые - «детская болезнь левизны» по Ленину и Сталину (он писал, что в своём политическом лагере ВКП (б) правые). То есть мы уже тут понимаем, что с точки зрения реальной эта схема требует отхода от лево-правой системы координат в какую-то искусственно привязанную к двум точкам зрения на государство и на рационализм и иррационализм философии правых и левых. Но то, что большевики основываются на рациональной философии ещё не делает их правыми, государство на деле у них должно отмереть - то есть они тут левые, причём старое государство должно быть полностью разрушено.

Далее усложнённая диаграмма (рис. 2), которая превращает пространство в трёхмерное. И тут уже даже «по азимуту» не вырулишь. И мы сразу видим, что «третье пространство» перечисляет возможные варианты из первых двух.




Рис. 2

Сразу же понимаем, что многие из этих вариантов существуют лишь умозрительно, в реальных политических системах их просто нет. В реальности из всего «третьего пространства» в политике есть лишь «социал-демократия», как весьма широкое политическое движение, которое себя так называет. Есть ли другие из этого «пространства» движения, я не в курсе. Но даже если есть, сомневаюсь, что они себя вывели таковыми на основе этой схемы, а не самоопределились в самоназвании. Можно подогнать чисто аналитически, условно, например, династию Кимов под «социальный монархизм». Но кем они себя считают сами - «народной демократией»? Есть такая в этой схеме? Сама же страна считается республикой, но какие монархии-то в республиках?




Рис. 3

Вариант оригинальной диаграммы Нолана (рис. 3) – данная схема вводит ещё и понятие центризм. Центризм всегда был показателем лояльности к существующей власти или государству. Чем дальше от центра, тем движение радикальней, революционней или реакционней. Опять же противопоставляются некие «левые либералы» - «правым консерваторам». Это плеоназм в данном варианте схемы, так как либералы по отношению к консерваторам левые, а те соответственно правые. Левые либералы существуют, потому что есть правые либералы, консервативные либералы (либеральные консерваторы). Левых консерваторов можно, наверное, тоже найти, но они будут явно в глазах реальных консерваторов просто левыми, и их консерватизм им будет непонятен. Это уже не их лагерь, не их политическое поле. То есть в принципе реальным консерваторам хватит и самой простой схемы левые-правые без этих вот головоломок.

Что собственно австриец Эрик Кюннельт-Леддин и делает, относя все идеологии для масс в «лефтизм» (1). По одному признаку – для масс: левачество, для элит – правые. Для теории это просто, для политической силы действующей в обществе – это неприемлемо, так как программа деятельности, развития включает гораздо больше ценностных ориентиров.

Вот ещё одна схема на основе диаграммы Нолана (рис. 4) – это вообще уже Jenseits von Gut und Bose (2). Левое где-то вверху в квадрате, правое внизу в квадрате. Почему-то индивидуальная свобода и экономическая свобода движутся в разных направлениях. Популисты почему-то тоталитаристы и им противопоставлены в этом квадрате либертарианцы... Популисты к либертарианцам правые или левые, вот в чём вопрос? Какая-то ещё пунктирная линия чисто для красоты. К чему этот квадрат приложить? К какой реальной политической системе? В отрыве от авторского описания не понять.




Рис. 4

В чём изначальная порочность данной системы Нолана? В геометрическом пространственном подходе. Изначально левые/правые - это уже пространственная ось координат, плоская. И все отдельно взятые дихотомии в этих многоосевых схемах – тоже, по сути, плоская одноосевая система в виде левая ценность/правая ценность. То есть можно без квадратов и ромбов в два столбика раскидать что такое левое и что такое правое в виде обычной таблицы.

Нолан же пытается эти дихотомии впихнуть в многоосевую пространственную модель и из неё уже получается что-то искусственное, что в реальной жизни вызывает много вопросов – почему это вдруг левое, почему это вдруг правое?

Вызывают также смущение цифровые показатели на осях ординат (рис. 1). Что могут означать данные числа? Что они измеряют? И в чём? А ведь оси ординат служат именно не для показания точек в каком-то пространстве, а для определения конкретных числовых координат этих точек. В политическом же спектре вы можете показать лишь кто правее, кто левее, но насколько только по отношению к кому-то ещё более правому или более левому. Однако это выясняется не в числах, а в идеологиях, конкретной политической деятельности, дихотомиях ценностей. Кому, например, важней уничтожение института государства, кому его абсолютный приоритет, кому его подчинённая роль обществу, классу и т.д.

В реальной жизни люди выбирают из обоих столбиков дихотомий и ценностей правых и левых то, что им ближе. И это типа «инь» и «янь», но порой с очень большими кружками противоположного внутри противоположного.

Например, первый манифест фашистов написан анархо-синдикалистами. То есть программа левая, а главная ценность доктрины Муссолини – государство, идея правая.

И вот теперь моделирование, которое манипулирует ценностями, абстракциями, приблизим к реальному положению вещей.

Например, часто копья ломаются по поводу, кто «левак», кто «правый» в рамках обыденных дискуссий. Если одна сторона вдруг высказалась в духе левой повестки с точки зрения другой стороны, то эта другая сторона сразу же бросается вешать ярлыки - «левак», «совок» и далее по списку. Если диалог правого с левыми, то заканчивается - «фашист», «расист», «нацист» и далее по списку. Здесь мы имеем субъективизм поведения. То есть каждый самоопределяется, кто он - левый или правый, и каждый же определяет, кто его оппонент – левый или правый. Стереотипная многолетняя пропаганда, которая обобщает так как ей нравится, не желая разбираться в нюансах.



Изначально важным аспектом является именно самоопределение субъекта - кем он себя считает - «правым» или «левым». Надо всё-таки audiantur et altera pars (3), прежде чем ставить на него «клеймо грешника». Вот он назвал себя «правым» или «левым» - далее спрашиваем, почему ты себя считаешь таковым? И он излагает систему ценностей, которая, как он считает, делает его правым или левым. Тут всё может уйти в философию и в гипотетику. Например, человек назовёт себя «правым евразийцем». А сами евразийцы – они кто, правые или левые по отношению к кому-либо ещё? То есть нужно знать номенклатуру текущей политической системы в том месте, где человек определяется. Например, в России. Какие политические силы левых и правых тут имеют место быть и имели место быть в истории? Насколько они реализуются в текущей политической жизни? То есть это действующая парламентская партия, или партия, которая участвует в выборах, или организация, которая стремится к участию в выборах, или несистемные организации, которые вообще за смену всей текущей политической системы, или субкультуры и политические кружки, ордена, секты.

Неизбежно сравнения внутри одной политической системы переходят к сравнению с другими политическими системами и движениями, существующими в конкретно отдельно взятой стране. Например, либертарианцы и альт-райты в США с их системой ценностей, или, например, политическая парламентская система Австрии, Швейцарии, Норвегии, Франции и т.д. Или же какие-то международные движения – социал-демократия, либерализм, консерватизм. Постепенно всё идёт от субъекта и его позиции к глобальным обобщениям.

Таким образом, мы отрываемся от геометрического, визуального, метафизического подхода Нолана и начинаем говорить о многоуровневом подходе к теме «правого» и «левого» в политике. Где графические построения могут лишь служить дополнительным наглядным пособием, помогающим понять описание политических систем, доктрин с разных ценностных позиций, дихотомий и т.д.

Уровень субъективистский – кто я: левый или правый по ценностям.

Уровень релятивистский – кто я в сравнении с другими участниками политического процесса в конкретном диалоге или в конкретной стране, в конкретной политической системе.

Уровень условности – этот уровень сильно влияет на путаницу в определении левых и правых, кто левее, кто правее и т.д. Дело в том, что многие авторы, занимающиеся либо публицистикой, либо пропагандой, либо исследованиями, либо образовательными проектами делают допущения в терминологии для пояснения своих текстов, для характеристики тех или иных сил, для навешивания отрицательных ярлыков на оппонентов. Получается большое количество терминов.

Некоторые из которых закрепляются в литературе. Например, «нацисты/нацизм» – сами члены НСДАП так себя не называли.

Некоторые выполняют разъясняющую и уточняющую роль. К примеру, «социальный либерализм» в Википедии (4): «разновидность либерализма, выступающая (в отличие от неолиберализма) за вмешательство государства в экономические процессы. В политическом спектре находится правее социал-демократии». Даже указано, где в политическом спектре расположено данное учение. Далее есть ссылка на труд П. Б. Струве «Социальный либерализм», описывающий его и организацию, исповедующую эту доктрину - Конституционно-демократическая партия (Партия народной свободы, кадеты).

Но многие из них могут быть спорными, потому что не соответствуют самоназваниям политических субъектов, хотя могут использоваться для описания их позиции. Например, одно время ходил термин «социал-фашизм» в отношении деятелей Второго Интернационала. Но позже его запретили использовать, как некорректный.

Есть которые остаются как варианты, которых в природе не существует, только в концепции автора как на рис. 2 : «моральный монархизм», «моральный олигархизм» и т.д.

А есть, которые представляют собой сочетание несочетаемого, но описаны и активно употребляются: «консервативная революция», «либеральный фашизм».

Ещё существуют термины движений, маскирующие набор ценностей, непопулярных в официозе, но имеющий множество сторонников в социуме: например, «социал-консерватизм», недавние «альт-райт» и т.д.

«Фашизм», кстати, самый некорректно использующийся термин, как в пропаганде, так и в научных исследованиях. Многие из тех, кого под него определяют научно, совсем не хотят под его лейбл из-за широкой обструкции в массовой пропаганде.

Чехарда условностей нередко и приводит к непониманию в политическом спектре. Так что важно не забывать об этом уровне.

Далее уровень самого участия: гипотетический – социальные науки, исследования, несистемный – субкультура, потенциальный – в организации, участвующей в политическом процессе борьбы за власть, и реальный уровень – непосредственно в текущем политическом процессе: в парламентских партиях, органах самоуправления, в органах исполнительной и судебной власти, их пресс-службах, то есть конкретные депутаты, чиновники, журналисты и т.д.

Теперь непосредственно существующие политические системы, локальные и глобальные. Вы можете открыть, например, Википедию по любой нынешней западно-европейской стране и узнать её текущую политическую систему, какими партиями она представлена. И там вы увидите, что они чётко становятся по лево-правому ранжиру в соответствии с классической право-левой одноосевой схемой без всяких квадратов Нолана.


США и Великобритания имеют «двухпартийную систему» уже много лет. И кто там правый и левый предельно понятно. Все остальные партии в этих системах практически несистемные, субкультурщики, маргиналы.

Сама партийная система уже выходит на два уровня – международный уровень и внутрипартийный. Например, лейбористы в Великобритании - социал-демократы, марксисты, и им близки немецкая СДПГ или шведская СДПШ и т.д. То же с консерваторами, либерал-демократами и прочими схожими партиями в разных странах. Международные движения.

Внутрипартийный уровень - это фракционный уровень, левое крыло и правое крыло той или иной партии - кто правее, кто левее. Например, Ленин осуждал «детскую болезнь левизны» - «левый уклон», ещё был «правый уклон». И тех и других товарищ Сталин приказал «расстрэлять». Хорошо видны фракции в США – откройте Вики и узнайте о 100 сортах республиканцев или демократов, кто из них против абортов, кто за гей-браки и т.д. То есть внутри движений и партий идёт деление на «левых» и «правых» по тем или иным текущим позициям, ценностям.

На глобальном уровне мы приходим к нескольким «мир-системам» (4). По Фукуяме – коммунизм, либерализм, фашизм. Понятно, кто тут кому левый, кто кому правый. И можно туда запихать уже кого угодно из правых и левых. Есть те, кто вместо фашизма ставят консерватизм и туда и фашистов запихивают. Конечно же, не все могут согласиться с таким вот раскладом из чисто пропагандистских установок: вспоминаем уровень условности. Узковата схемка, стоит её расширить всё-таки. Реально ныне действующие мир-системы: коммунизм, синдикализм, социализм, либерализм, консерватизм, национализм, религиозный фундаментализм. Есть исторические маргинальные, идеологические – анархизм, фашизм. Кучи самых разных идеологий пока не могут считаться самостоятельными мир-системами, до этого уровня им ещё расти и расти, несмотря на их амбиции.

Внутри они все отчасти переплетаются друг с другом. И это переплетение чем глубже, тем разнообразнее. В итоге и получается запутанный клубок левого и правого, который так трудно многим распутать: самоопределиться и определить место других.

Поэтому важен ещё один уровень – уровень перспективы: исторический и политической повестки. Что в прошлом было хорошего, с чем согласны, что перестало работать, что подвергается ревизии? Какие современные вызовы и какие запросы у общества? Этот уровень заставляет, например, либерала Алексея Навального обращаться к левой популистской риторике: за пенсии, за зарплаты и т.д. Также как Бисмарка или Рузвельта вынуждал обращаться в прошлом к теме социального государства и социального страхования. Это нужно было текущей повестке государства, перспективе его развития. В итоге получается, что у того или иного субъекта политического процесса есть некий «символ веры», по которому он «правый» или «левый» - «инь», но для текущей перспективы развития он берёт из «янь» элементы для сохранения «инь». То есть у него набор из правого столбика и левого столбика ценностей. Уровень перспективы стремится показать качество «символа веры», вне зависимости от количества взятых текущей повесткой элементов из левого и правого столбика. Остаётся доминирование основной идеи – правой или левой. Уровень перспективы показывает, как эволюционирует, преображается та или иная политическая теория и её практика.

По количеству ценностей (элементов) из левого и правого столбика можно судить о революционности, радикальности, умеренности, оппортунизма, реакционности субъекта. Видим ещё один уровень левого и правого: уровень манифестации (деятельности). Динамика левого и правого у субъекта.

Получилось 10 уровней: уровень субъективный, уровень релятивистский (номенклатура политических сил и идей), уровень условностей (терминология), уровень участия (политическая зрелость), уровень государства (парламентская система), уровень международный (движения), уровень внутрипартийный (фракционный), уровень глобальный (мир-системы), уровень перспективы (эволюция), уровень манифестации (динамика). Рассмотреть политический процесс можно ещё и под другими углами, и выделить дополнительные уровни или же сжать до меньшего количества. Собственно рассмотрение под разными углами и есть основа философской категории «спектр».

Подытожим. Геометрическое моделирование пытается компактно вместить в себя весь политический спектр в виде математических переменных, и точек на осях координат. И нередко отрывается в дискуссиях от авторского описания того или иного графического рисунка. Многомерная абстрактная картинка всё больше и больше отдаляется от реального положения вещей в мире. Уводит наблюдателя из реального пространства, где он живёт: история, теория, организация, страна, мир, в какие-то умозрительные геометрические пространства от изначально плоской одноосевой дихотомической модели.

Многоуровневый подход – описательный, философский и требует более подробного раскрытия с примерами, более пространных и многословных текстовых конструкций в отличие от компактного геометрического рисунка с точками и линиями. Рисунки, графики, диаграммы могут помочь упростить многословное разъяснение. То есть дополняют его по необходимости.

Геометрическая модель политического спектра приводит к сильной метафизической дезориентации в отрыве от конкретных политических систем, при массовых обобщениях.

Описательный же подход последовательно, диалектически раскрывает условности политического спектра с разных сторон, как призма разделяющая единый луч света на его цветовые составляющие.

Геометрический подход помогает разобрать политический спектр на составляющие, но вот сборку потом затрудняет произвести – то есть привести субъекта к пониманию его позиции в реальном политическом процессе с его шкалой ценностей, с его визионерством и протестом. Вроде он за вот это был и считал его правым, а оно в каком-то секторе не том, где левое и т.д. И оппонентов ему также тяжелее позиционировать.

И он впадает в пропагандистскую эмоцию навешивания ярлыков. Ни себя описать не может из слишком абстрагированной многоэлементной геометрической схемы, ни соответственно грамотно определить оппонента. И в итоге выходит на позиции исторически накатанных стереотипов пропаганды: кто кого левым или правым считал в рамках истории. В данном случае геометрия опять стремится к двухмерной, спектр к простой и понятной, максимально примитивной чёрно-белой дихотомии.

Описательный подход разных уровней помогает разобраться в истории, в настоящем, в перспективах той или иной позиции. Обозначить почему субъект «за» вот эти ценности и «против» вот этих, позволяет ему сформировать актуальную политическую повестку.

Система Нолана, особенно в трёхмерных координатах может привести субъекта вообще в положение Солнечной системы во Вселенной. Где я – справа, слева, сверху, снизу – где эта точка на оси координат? Сами оси означают то экономику, то государство, то ещё что-то. Ты уже не левый и не правый, ты набор каких-то координат, которые не дают твёрдо стоять на реальной почве текущей действительности, где люди, страны, времена и нравы.

В общем, совет читателю – не следует блуждать по дебрям координат Нолана и другой графики политического спектра без опоры на текст и контекст, в котором используется графическое моделирование.

А лучше углубляться последовательно по линиям уровней, идти к нужной точке сборки, фокусировки, не ограничивая свои мысли схематизмом на тот или иной счёт по теме, через анализ и синтез описательного подхода, который может дополняться необходимой графикой.

Примечания:

(1) Erik von Kuehnelt-Leddihn. Leftism Revisited: From De Sade and Marx to Hitler and Pol Pot.

(2) (нем.) По ту сторону добра и зла.

(3) (лат.) Должна быть выслушана и другая сторона.

(4) Теория и термин И. Валлерстайна.

Богдан Заднепровский, 2017 год